Главная страница часто задаваемые вопросы
 :: навигация
Женское белье

  - Коллекция Vaide

  - Andra и DiBen

  - Спортивная одежда для фитнеса DILEMMA

  - Купальники Magistral

  - Купальники 2019

  - V.O.V.A. 2018

  - Коллекция Daina

  - Белье Италия DORI

  - DORI 2018-2019

  - Бюстгальтеры, трусы

  - Прозрачное белье

  - Ночные рубашки

  - Комплекты

  -  Белье Vajolet

Мужское белье

    Белье AXIOM


МОДА и СТИЛЬ
  - Статьи, Советы
  - Новости


Сроки доставки
  - Курьером по Москве
  - Почтовой бандеролью


Способы оплаты
  - Наличными курьеру
  - Через Сбербанк
  - Перевод WebMoney


Помощь
  - Частые вопросы
  - E-Mail консультация


Прайс-листы
  - Полный прайс-лист
  - Расшифровка размеров на бюстгальтеры,
боди и трусы
и обозначение состава

  - ссылки


Лена Ларионова: Милан принимает Петербурженку!

"Впервые в истории Петербургской моды дизайнер Лена Ларионова получила приглашение от руководства Национальной палаты итальянской моды представить свою коллекцию, наравне с мировыми законодателями моды, в Миланских сезонных показах прет-а-порте", - прочитала я в пресс-релизе от продюсерского центра Надежды Абрамовой. О таком важном и очень приятном событии для нашего города, сложно умолчать. Недолго думая, я договорилась с Еленой об интервью. Встреча произошла в студии модельера в центре города, где мне даже не пришлось снимать обувь. Мы расположились на кухне, когда дизайнер, определив по моей коже, что я не курю, спросила, как я переношу дым. Курит обаятельная и уверенная в себе Лена много!

Елена Ларионова известна очень узкому кругу лиц, ведь модных тусовок она не любит, рекламу не дает, на свои показы журналистов практически не приглашает. Однажды, один из ее нынешних клиентов искал модельера целых 7 лет.
С самого раннего детства, несмотря на то, что мама - врач, а папа - военный психолог, она решила стать дизайнером одежды. Соседки становились в очередь для того, чтобы девочка нарисовала им "фасончик". А в школу, вопреки всему, Лена носила синее, вместо коричневого, платье с плюшевым зайцем на спине. Мама не ругала за это дочку, хоть родителей и вызывали в школу. "Но самое смешное, - рассказывает Елена, - что мой сын пошел в меня. Несмотря на всю, вроде бы, нынешнюю свободу, мне учителя звонили с благодарностью, когда я на него с большими уговорами надела мятый льняной костюм".

Благодаря папе Лена провела все детство "на чемоданах", окончила художественную школу и впоследствии приехала учиться во Владивосток в экспериментальный цех, где было много свободного времени для творчества. Но из-за того, что близких людей и друзей там не было, Елена Ларионова поступила на заочное отделение в Омский Институт Легкой промышленности, а затем и на факультет журналистики Дальневосточного университета. Кстати, модельеру прочили замечательное журналистское будущее и постоянно публиковали ее эссе в "Приморском комсомольце" под псевдонимом Ларио. "А я просто прикалывалась, писала заметки ни о чем. А еще этот псевдоним - Ларио - что такое, кто такой, неизвестного рода племени и национальности. Было так весело!", - добавляет дизайнер. Конечно, в итоге, она ничего не закончила и переехала в Таллин, где после показа ее коллекции "Восточные огни", Елене предложили эмигрировать в Японию. Будучи человеком рациональным и прекрасно зная цену каждой улыбке, она не пошла на этот шаг, хотя предлагали очень выгодный контракт. Позже Лена узнала, что одно из ее платьев продали японцам за 15.000 долларов (в конце 80-х!) "Да, а мне досталась зарплата в 110 рублей", - комментирует Елена.

Безусловно, рассказывая о модельере, который будет представлять наш город и нашу страну в Милане, нельзя обойти вниманием человека, который научил ее уникальному методу кроя - муляжному. "Я же, кстати, без лекал крою", - говорит Елена. - "У меня просто школа другая. Помимо этих всех школ официальных, я нашла в Гродно старичка, очень известного мастера мужского костюма, по совету одного старого закройщика. У этого мастера никогда не было учеников, кроме меня. Я его уговаривала меня обучать в течение месяца. Я его просто упорством взяла. У него был замечательный говорок. А еще у него в коморке была старая такая огромная книга, линейки и мел. Много мела. Никаких лекал. Мне всегда очень импонировал муляжный способ, потому что я никогда не понимала, почему эта вытачка должна быть именно здесь, а не в другом месте. Он меня даже по спине бил. Но главное - я такую школу прошла..."

В Таллине Елене предложили работу в Стокгольме в качестве арт-директора в бутике на чужое имя. Амбиций на тот момент у нее не было, а практика замечательная. В своей мастерской в Таллине она делала вещи, а потом на пароме переправляли их в Швецию. И в течение шести лет Лена так и проработала. Продлить контракт она не согласилась, так как "лучше русских клиентов нигде нет!"

"А потом Италия",- спрашиваю я, зная любовь Елены к Италии.

Е.Л.: Нет, Италия случилась позже. Потом я переехала в Петербург в 93 году.

Д.Т.: А почему именно сюда, ведь вы очень много, где побывали?

Е.Л.: Наверное, папины рассказы повлияли. Честно признаться, это единственный город, (при моем кочевом образе жизни), где я чувствовала себя как дома. И с людьми у меня здесь все сразу удачно сложилось. На первом же показе здесь, меня сразу пригласили в "Мастер-класс" Тамары Семеновой, куда очень выборочно пускают людей. Даже в Таллине и Стокгольме я всегда знала, что это временно. А тут - мое. Ощущение дома. У меня такое происходит только здесь и в Италии.

Д.Т.: Часто бываете в Италии, да?

Е.Л.: Да. Очень люблю! Это тоже моя страна. Я знаю язык. И мне очень уютно с итальянцами. Они меня даже часто за свою принимают.

Д.Т.: Да. Вы похожи. Есть в вас что-то такое итальянское.

Е.Л.: Представляете, ко мне сразу начали по-итальянски обращаться. У итальянок голос с хрипотцой, как у меня. А позже они узнали, что у меня папа по происхождению югослав из Черногории. После этого мои друзья итальянцы воскликнули: "а, ну, теперь все понятно. Ведь Югославия - это же римская империя. В общем, ты тоже итальянка!"

Д.Т.: Вы работаете в Италии или там просто ваши друзья?

Е.Л.: И работа, и друзья, и отдых.

Д.Т.: А по работе, что там делаете?

Е.Л.: У меня там клиенты.

Д.Т.: Итальянцы или русские, проживающие в Италии?

Е.Л.:Только итальянцы, я с русскими, которые там обосновались, и не общалась.

Д.Т: А какой город вам больше всего нравится в этой южной стране?

Е.Л.: Я больше всего Рим люблю. Рим - это вообще что-то такое, ну очень мое. Я очень часто слышу, что это имперский город, который подавляет своими масштабами, мощью. Не знаю, мне там очень хорошо. Просто как дома. Ощущение, что я там и жила всегда.

Д.Т.: В прошлой жизни.

Е.Л.: Да, наверно, сейчас это очень модно. Люблю Рим, хотя работа вся в основном в Милане. А в Риме, если и есть работа, то такая, знаете, легкая, для души.

Д.Т.: У вас в Милане своя студия?

Е.Л.: Нет, я там просто периодически бываю. Они мне предлагали неоднократно там остаться, открыть свою студию. Но я трезвый человек, достаточно реальный, хотя и творческий и прекрасно знаю, что подарков просто так не бывает, и за каждый подарок надо будет расплачиваться. А когда я четко ставлю вопрос о том, что же я за это должна. Знаете, многие предложения быстро улетучиваются. Там все замечательно, но стараюсь быть очень осторожной. Ведь итальянцы так похожи на нас!

Д.Т.: Каким образом вам предложили участвовать в рамках Миланских сезонных показов прет-а-порте?

Е.Л.: Случилось так, что мои итальянские друзья приехали на мой юбилейный показ. Я им подарила кассеты с этого вечера, они отвезли в Милан, и там показали модному критику Марии Грации Савойя и модельеру Мариэлле Бурани. Они одобрили и пригласили меня. Все происходило в январе, а показы в Милане начинаются в конце февраля, так мои друзья звали меня сразу приехать. Я долго смеялась... Представляете, Армани готовится год, а я тут такая с пылу с жару. В итоге, я приехала как гость. Посмотрела всю эту кухню Побывала за кулисами у Кавальи.

Д.Т.: Расскажите?

Е.Л.:Ой, это так интересно! Во-первых, профессионализм просто высочайший. При этом все мелочи, недоработки, которые у нас встречаются, есть и у них. Например, Мариэлла Бурани мне рассказывала, как она всю ночь клеила цветные стеклышки на очки для коллекции "Just Cavalli". Конечно, там каждый профессионал знает свою работу, и делает ее безукоризненно. Работает именно команда, а не каждый гордо выпячивает вперед свою личность, хотя там каждый - яркая личность. У нас же, например, очень трудно объяснить визажисту, что мне нужно, допустим, на данный момент эффект умытого лица. Это очень сложный макияж, я все понимаю, но визажист меня убеждает, что он сейчас нарисует бабочку. Показов я там конечно насмотрелась. Я думала, что за эти 10 дней просто умру.

Д.Т.: Все смотрели?

Е.Л.: Нет, конечно. Во-первых, у меня были друзья, которые говорили, что стоит смотреть, а что - нет. Мне интересно смотреть даже не на сами коллекции, конечно, общие тенденции улавливаешь, а на организацию всего этого. Это же всегда шоу. Даже минимализм от Армани: белый экран на черном фоне в черном зале, строго выдержанная коллекция, прочесом прошли манекенщицы, вышел в черном седой Армани, поклонился, даже не прошел по подиуму и ушел. Это тоже шоу. Свой стиль. Свое шоу. Я пересмотрела все итальянские коллекции, Маккуина видела из приглашенных. Фенди классно все показал в мебельном полупрозрачном интерьере. Манекенщицы, конечно, - это нечто. Понимаешь, за что им платят такие деньги. Я этих профессионалов видела за кулисами. Они никогда не скажут ни слова вопреки мастеру. У нас же можно услышать все что угодно. Например, у меня был случай, когда девочка пришла с мамой на показ. И мама запретила ей снимать трусы, а она должна была показывать черный гипюровый костюм. Я не проследила. Она вышла, и при ярком свете, эти трусы - так классно выделялись. Просто потрясающе. Хотя ничего в моем костюме не было пошлого. Гипюр был очень плотный, ничего не было бы видно, а было бы единое целое тело и все. У нас это может быть. Там, конечно, такого не может быть. Есть у нас профессионалы, с которыми вообще нет проблем, но их можно на пальцах одной руки пересчитать.

Мне недавно позвонила директор одного нашего модельного агентства и наивно спросила: "а ты наших манекенщиц повезешь?" Представляете? Даже в голову такое прийти не могло! Прежде всего, мне вообще нельзя вести с собой наших девочек. Так как там есть определенная аккредитованная группа, из числа которой за три месяца до действа надо выбрать свой состав. Единственное, я могу привезти одну манекенщицу как лицо. Это может быть манекенщица или певица или балерина. Кстати, итальянцы ждут Большой Театр...
Конечно, я им сразу сказала, что никаких матрешек не будет, но, тем не менее, итальянцы хотят какой-то русскости. Безусловно, это будет не в стиле Юдашкина. Будет петербурженка, но в тоже время современная, без всяких пышных лейтмотивов.

Д.Т.: Работаете уже над коллекцией?

Е.Л.: Сейчас занимаюсь в основном эскизным пакетом и закупкой в Швейцарии, Франции тканей.

Д.Т.: На каких условиях показываете вы свою коллекцию в Милане?

Е.Л.: За площадку и за несколько часов (репетиция, показ) надо заплатить 150.000 евро. Но, учитывая то, что итальянцы пригласили меня сами, они мне сделали 50% скидку. Представьте, что мне еще надо обувь заказывать. Мои манекенщицы не могут выходить на подиум в обуви от Кавальи рядом с ним. Это, как минимум, не прилично. Поэтому обувь заказываем на фабрике, которая, кстати, тоже для Кавальи шьет. Все по моим эскизам, а качество будет классное.

Д.Т.: А потом что планируете с коллекцией делать?

Е.Л.: Заберу ее сюда. Сначала будет пост миланская программа в Москве, потому что они в основном спонсируют, потом в Питере покажу. На самом деле, я, создавая коллекцию, не думаю о том, что с ней будет потом, о продажах, так ничего не получится.

Д.Т.: А чего ждете от Милана?

Е.Л.: Ну, во-первых, это приятно. И для меня, и для России, как мне кажется. Может это у меня какие-то амбиции в голове?

Д.Т.: Нет. Еще как приятно. Особенно Петербургу.

Е.Л.: Во-вторых, для Италии - это большая политика, что мне принесет маломальскую известность. Уже будет известность среди профессионалов. Я не тешу себя иллюзиями, что ко мне прибегут представители дома Кристиан Диор и предложат место арт-директора. Но я могу заинтересовать итальянские дома, где нет как таковой главы, но осталось имя.

Д.Т.: А расписание уже известно?

Е.Л.: Расписание будет где-то в декабре. Это очень важно. Режиссер занимается тем, чтобы я ни в коем случае не попала в первый день показа. Но, тем не менее, те, кто выступает в первый раз, должны обязательно показаться в первые три дня. Идеально - это второй день, и не перед показом Армани или после показа Кавальи. Не потому, что моя коллекция менее интересная. У меня мании величия нет, но я знаю, что каждому свое, у каждого своя аудитория. Просто журналистам не будет возможности доехать. Ведь, конечно, на Армани приедут все, а он устроит показ у себя в Доме. Расстояние от Армани, допустим, до моего помещения значительное. Режиссером там не зря платят такие деньги!

Д.Т.: Отойдем от насущного. Расскажите, какую погоду любите?

Е.Л.: Я позднюю весну люблю. И тепло люблю. Зиму переношу, скрипя зубами. Я постоянно мерзну, постоянно ощущение, что у меня красный нос и с него капает.

Д.Т.: Любимая вещь в вашем гардеробе?

Е.Л.: Белый костюм. Любой белый костюм. Я во всех погодных условиях лучше всего себя чувствую в белых вещах. Зимой, это свитер, что-то такое тепленькое, но все равно белое.

Д.Т.: Как и где любите отдыхать?

Е.Л.: Есть любимое место. Хоть друзья меня и зовут всегда в какую-нибудь экзотическую страну, но я еду в Италию. Недалеко от Рима есть маленький городок Черчелло. Я не могу часами лежать на солнце, у меня начинается истерика. Полтора часика с утра на лежачке, а потом в Рим.

Д.Т.: Что обязательно должно быть в гардеробе у женщины? Без чего женщина не чувствует себя женщиной, как вы считаете?

Е.Л.: Без одной покупки в неделю. Мне кажется, что настроение женщины резко ухудшается, если она не может себе этого позволить. Я, например, совершенно больной человек по поводу обуви и сумок. У меня еще есть болезнь - духи.

Д.Т.: А какой любимый аромат?

Е.Л.: Конечно, периодически предпочтения в запахах меняются. Но сейчас - это от Hermes "un Jardin en mediterranee" ("среднеземноморский сад"). К сожалению, у нас его нет.

Беседовала Дарина Тимофеева

 :: реклама

 :: партнеры

 :: статистика